Связанные научные тематики:
тег
 
тег
 
тег
 
тег
 
тег
 
тег
 




 Найдено научных статей и публикаций: 2, для научной тематики: Тихий Дон


1.

Край донской навек любимый!.. (публикация автора на scipeople)     

Сигачёв А.А. - Белая Россия , 2013
Материалы представлены в сокращении. Полная версия - http://www.belrussia.ru/forum/viewtopic.php?p=24462#24462 …А-ой да, не нашёл жа, вот, я не нашёл, Е-ой, ну, вольней, вот, батюшки Дона тихого, Вольней Дона тихого. …А-ой да, ещё-то, вот, я не нашёл, Е-ой, ну, родьней свово отца-матери, Родней отца-матери… Из старинной донской казачьей песни. Казачья народная песня неизвестного автора «Поручик Голицын», некогда являлась жемчужиной «Белого движения», а ныне стала национальным богатством всей России. К сожалению, поют её, кому как заблагорассудится. На Дону эту песню называют «Пылают Донские станицы». Текст этой песни в станице Островская, хутора Каменный, таков: ПЫЛАЮТ ДОНСКИЕ СТАНИЦЫ… Четвёртые сутки пылают станицы, Горит под ногами Донская Земля! Не падайте духом, поручик Голицын, Корнет Оболенский, седлайте коня!.. Мелькают с Арбата знакомые лица, С аллеи цыганки заходят в дома. Подайте бокалы, поручик Голицын, Корнет Оболенский, Налейте вина. А где-то там тройка проносится к «Яру». «Вы что ж загрустили, мой юный корнет!» «Так в комнатах наших сидят комиссары – И девушек наших ведут в кабинет!..» Мы Доном угрюмым ведём эскадроны, На бой вдохновляет Россия-страна. Поручик Голицын, раздайте патроны! Корнет Оболенский, надеть ордена! А завтра в атаку, всю ночь нам не спится, Ведь это, быть может, последний наш бой! Не падайте духом, поручик Голицын! Корнет Оболенский, Россия с тобой!.. О Русское Солнце, кровавое Солнце! Корабль «Император» застыл, как стрела. Нам лучше уехать, поручик Голицын, Ведь наша Россия лишилась ума! Нам лучше уехать, поручик Голицын! Ведь наша Россия… Чужая страна!.. Вся Великая Россия была создана казаками Тихого Дона, начиная с Ермака Тимофеевича. Жаль, что не слышно на Руси "бронзы звона", и не видно на Руси "Гранита грани" - Донским казакам. Говоря о России, мы подразумеваем Донское казачество; говоря о Донском казачестве, мы подразумеваем всю Великую Россию!.. Белое движение и по сию пору официально не реабилитировано, и по сей день, затёрты в ветошку достойные, доблестные рыцари Дона и России. Их имена и сегодня, спустя почти столетие от великой смуты, произносят с оглядкой: Каледин Алексей Максимович, атаман войска Донского; Краснов Пётр Николаевич, атаман Всевеликого Войска Донского; Мамонтов Константин Константинович, военачальник Белого движения Юга России; Корнилов Лавр Георгиевич, командир Добровольческой Армии Дона, Деникин Антон Иванович, создатель Добровольческой армии Дона, позднее главнокомандующий вооружёнными силами Юга России; Донсков Пётр, казачий поэт Дона. Есть ещё много других, замечательных сыновей Дона и России, добрая память о которых переживёт века. А сегодня, мне горячо желалось бы, чтоб эта песня заканчивалась бы несколько изменёнными словами поэта Анатолия Сидорченко: О Русское Солнце, казачее Солнце! Корабль «Император», летит, как стрела Пора нам в Россию, поручик Голицын! Корнет Оболенский, зовёт нас страна!.. Нам лучше вернуться, поручик Голицын! Споём, чтоб воспряла родная земля!.. Краткое вступительное слово хочется закончить отрывком из поэмы иеромонаха Романа «Радость моя» Радость моя, наступает пора покаянная, Радость моя, запожарилась осень вокруг. Нет ничего на земле постоянного, Радость моя, мой единственный друг! Звон колокольный летит сквозь столетия. Встретим же в храме молитвенный час. Радость моя, мы с тобой не заметили: Осень уже за порогом у нас… Жёлтое, красное – всё разноцветное. Золотом, золотом устланы рвы… Прямо в лицо роднику безответному Ветер повыбросил мелочь листвы. Затосковали деревья бесправные, В ризах растерзанных гибели ждут. Лишь золотые кресты Православные, Радость моя, нас в бессмертье зовут!..
2.

Страсти по "тихому дону" (публикация автора на scipeople)     

А.А. Сигачёв - Страсти по "Тихому Дону" , 2011
http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/sov/30891/foto/149235/ К 70-летию выхода в свет романа-эпопеи «Тихий Дон»; К 90-летию гибели Ф. Д. Крюкова. «О Тихий Дон, о Тихий Дон, - Как много дум наводит он… А думы эти все о том: Как бы из плена вырвать Дон…» (Казачья поговорка). Фёдор Дмитриевич Крюков (1870-1920), Донской казак (станичный атаман) окончил Усть-Медведицкую гимназию, Петербургский историко-филологический институт, преподавал историю и географию в гимназиях. Печатался в Петербургских журналах, стал редактором журнала «Русское богатство» и белоказачих журналов «Донская волна», «Донские Ведомости». Фёдор Крюков славился яркими зарисовками природы, быта и характеров казачества. По выражению В.Г. Короленко, он был первым писателем, давшим настоящий колорит Дона. В 1906 году был избран депутатом 1-й Государственной думы от Области Войска Донского. Февральскую революцию встретил настороженно, опасаясь, что это может повредить казачеству. В августе 1918 года Фёдор Крюков был избран секретарём Большого Войскового Круга, выступал с резкой критикой политики красного террора, активно участвовал в действиях против большевиков в составе войскового атамана П. Краснова. Участвовал в боях в составе армии А. Деникина. И по сей день на Дону не угасла активность поборников творческого наследия Ф.Д. Крюкова, отстаивающих его авторство романа-эпопеи «Тихий Дон». Так Анатолий Сидорченко, в своей литературно-исследовательской монографии по наследию Ф.Д. Крюкова [1] , пишет (приводится в сокращении): «Роман «Тихий Дон» создал Фёдор Дмитриевич Крюков, Крюков и только Крюков! А всё остальное – сталинско-государственное преступление Советского тоталитаризма против Фёдора Крюкова!.. В начале февраля 1920 года, когда деникинская армия отступала к Новороссийску, Фёдор Крюков также пробирался к Новороссийску с архивом Большого Войскового Круга, рукописью неоконченного романа «Тихий Дон» и с редакторским портфелем газеты «Донские ведомости». Он надеялся издать за рубежом роман «Тихий Дон» и продолжить борьбу с врагами Дона и России. 20 февраля 1920 года Крюков ушёл из жизни, успев хорошо помолиться о том, чтобы «Тихий Дон» не достался врагам – шептал умирая: «Ветры с Дона привольные, заберите роман, пусть, как конь ретивый, он гуляет по степи, не доставшись врагу». Место захоронения Ф.Д. Крюкова в кубанской станице Новокорсунская» [2] . Учёный литератор Анатолий Сидорченко провёл собственное расследование авторства «Тихого Дона», отправил телеграмму-письмо в администрацию президента РФ, в ЮНЕСКО и ООН следующего содержания (приводится в сокращении): Москва 262001-2622011 252 09/72 19.31 Телеграмма письмо уведомление телеграфом. Москва. Кремль. Президенту РФ Путину. Премьеру Касьянову, всему мировому сообществу, ЮНЕСКО-ООН. Обращение посвящается всем погибшим за правду «Тихого Дона» и 133 годовщине рождения автора романа «Тихого Дона» Фёдора Дмитриевича Крюкова (2/14 февраля 1870 - 20 февраля/4-5 марта 1920), посредством отравления умерщвлён при отступлении деникинской армии экс-атаманом Букановской станицы, будущим тестем плагиат-террориста Шолохова – Громославским Петром Яковлевичем (1870-1939). Главный архив Крюкова был захвачен плагиаторским семейством Громославских. Творчество Шолохова - всего лишь кровавый миф-пропаганда преступного большевизма. Крюков нигде не упоминается, имя его предали молчаливой литературной смерти. Слава великому казачьему русскому писателю Фёдору Крюкову!.. Честь имею! Служу России! Анатолий Сидорченко, учёный секретарь исследовательского центра по защите творчества Фёдора Крюкова». [3] Обращаясь ко всем людям доброй воли, Анатолий Сидорченко пишет [4] (представлено в сокращении): «Продолжение сталинско-государственного преступления против казака Фёдора Крюкова сегодня компрометирует Россию. Прошу (администрацию Президента РФ, мировое сообщество ЮНЕСКО-ООН) принять от меня неопровержимые и абсолютные доказательства достижений русской науки Ломоносовско-Менделеевского масштаба. Не дайте замалчивать мой научно-литературный подвиг в деле выздоровления национального духа... Эй, казаки, пришпорьте лошадей на этот раз в Ростов!.. Мы вырвем из плена настоящий «Тихий Дон». Недаром вольным Дон у нас зовётся!.. Я весьма надеюсь на посмертное присвоение Фёдору Крюкову Нобелевской премии за его роман «Тихий Дон». Честь имею! Служу России! Анатолий Сидоренко. Учёный секретарь комитета общественного движения в защиту творчества Крюкова Фёдора Дмитриевича». Есть мнение, что слова песни «Четвёртые сутки пылают станицы» принадлежат перу Фёдора Крюкова. Но пели и поют эту песню, кому как заблагорассудится. Анатолий Сидоренко сделал попытку, по возможности, восстановить текст этой песни. Как сообщает Анатолий Сидоренко, он восстанавливал по памяти текст этой легендарной песни Фёдора Крюкова, когда находился за колючей проволокой под током. « Я знаю, - пишет Анатолий Сидоренко, - такой текст обязательно принял бы Фёдор Крюков, который в январе 1920 отправился в Новороссийск, чтобы добраться до «чужой земли обетованной» вместе со своим романом «Тихий Дон». Я сделал с текстом песни всё, на что способен, а если кто сможет сделать лучше меня – буду очень и очень рад…»» [5] Четвёртые сутки пылают станицы, Горит под ногами Донская земля. Не падайте духом, поручик Голицын, Корнет Оболенский, седлайте коня! Мелькают с Арбата знакомые лица, С аллеи цыганки заходят в дома. Подайте бокалы, поручик Голицын, Корнет Оболенский, налейте вина. А где-то там тройка проносится к «Яру». «Вы что ж загрустили, мой юный корнет!» «Так в комнатах наших сидят комиссары – И девушек наших ведут в кабинет!..» Мы Доном угрюмым ведём эскадроны. На бой вдохновляет Россия-страна. Поручик Голицын, раздайте патроны! Корнет Оболенский, надеть ордена! А завтра в атаку – с врагами сразиться! А завтра в атаку – в последний наш бой!.. Не падайте духом, поручик Голицын! Корнет Оболенский, Россия с тобой! О русское солнце, кровавое солнце! Корабль «Император» застыл, как стрела. Нам лучше уехать, поручик Голицын, Ведь наша Россия лишилась ума! Нам лучше уехать, поручик Голицын! Ведь наша Россия… чужая страна!.. 1. А. Сидорченко, «Москва – Кремль – Путину», С.-П., Славянск, Москва, 2003 2. Там же, стр. 93 3. Там же, стр. 100- 106 4. Там же, стр. 108-109 5. Там же, стр. 247.